Марфуша / Виконтесса Марфа Великая / Vikontessa Marfa Velikaya / Йоркширский Терьер / Yorkshire Terrier

Холодный нос, горячее сердце

Так уж сложилось, что статус верного друга человека принадлежит животным. Они, обладатели холодных носов, но горячих сердец, в различных экстремальных ситуациях, как в мирное время, так и в годы войны, не единожды поражали наше воображение своим мужеством



Холодный нос, горячее сердце

 

 

Так уж сложилось, что статус верного друга человека принадлежит животным. Они, обладатели холодных носов, но горячих сердец, в различных экстремальных ситуациях, как в мирное время, так и в годы войны, не единожды поражали наше воображение своим мужеством, смелостью, отвагой, и, конечно же, преданностью.

----------------------<cut>----------------------

 

Холодный нос, горячее сердце

 

Медведь Войтек. Был куплен в Иране польскими солдатами за несколько банок консервов. Потом корпус был переброшен в Италию. Солдаты оказались прекрасными дрессировщиками. Во время кровопролитных боев при Монте-Кассино Войтек помогал артиллеристам разгружать ящики с боеприпасами и подносил им снаряды во время боя. В знак благодарности 22-я рота выбрала своей новой эмблемой силуэт медведя, несущего в лапах снаряд, и сохраняет этот символ до сих пор.
После окончания войны медведь оказался в лондонском зоопарке. Солдаты армии Андерса проживавшие в Лондоне иногда заходили в зоопарк, перелезали через ограждение обнимались, выпивали и закусывали с медведем, чем повергали в сильнейшее смятение работников и посетителей зоопарка.

Холодный нос, горячее сердце

 

Ньюфаундленд Гандер (Простак). Собака жила в семье и однажды случайно оцарапала лапой ребенку лицо. Встревоженные родители отдали пса канадским военным. Ньюфаундленд участвовал в обороне Гонконга. Когда подползший японский солдат бросил гранату в окоп с раненными ё солдатами, Гандер схватил ее зубами и бросился с ней в сторону врага. Погиб при взрыве, но спас несколько человек

 

Холодный нос, горячее сердце

 

Почтовая голубка Мэри. За время войны четырежды перелетала с донесениями из Франции в Англию (и обратно). Трижды была ранена. Для перехвата почтовых голубей немцы использовали соколов. Один раз птица была ими атакована и вернулась с поврежденным крылом и рассеченной грудью — ей наложили 22 шва.

 

Холодный нос, горячее сердце

 

Пойнтер Джуди. Служила на корабле, первой предупреждая о налетах японской авиации. Когда корабль был потоплен бомбардировщиками, экипаж высадился на необитаемом острове, без еды и воды. Собака при бомбежке пропала, но приплыла на второй день, вся в мазуте. Тут же раскопала маленький родник с пресной водой и помогла выжить всему экипажу. Матросы в дальнейшем попали в японский плен и им удалось оставить собаку с собой. Собака провела в плену вместе с людьми четыре года. Она была единственным животным, официально зарегистрированным в качестве военнопленного во время Второй мировой войны
В 1944 году военнопленных переводили в другой лагерь. Корабль был торпедирован союзниками и собака снова пропала. А потом нашла заключенных в новом лагере на новом месте

Холодный нос, горячее сердце


Дворцы над Дунаем, замки Праги, соборы Вены — эти уникальные памятники архитектуры дожили до наших дней и благодаря феноменальному чутью Джульбарса. Документальным подтверждением этого служит справка, в которой сообщается, что с сентября 1944г. по август 1945г., принимая участие в разминировании на территории Румынии, Чехословакии, Венгрии и Австрии, Джульбарс обнаружил 7468 мин и более 150 снарядов. Отменное чутьё неутомимого пса отмечали и сапёры, разминировавшие могилу Тараса Шевченко в Каневе и Владимирский собор в Киеве. 21 марта 1945 года за успешное выполнение боевого задания Джульбарс был награжден медалью «За боевые заслуги» — единственный пёс, удостоенный такой награды.
В конце войны Джульбарс был ранен и не смог участвовать в Параде Победы 24 июня в составе школы военных собак .Когда в известность поставили Иосифа Виссарионовича Сталина, последний приказал нести пса на своем кителе:«Пусть эту собаку пронесут на руках по Красной площади на моём кителе…»
Поношенный китель без погон был немедленно доставлен в Центральную школу. Там соорудили нечто вроде лотка, который когда-то бывал у разносчиков, подвернув рукава, прикрепили к нему китель спинкой наружу, воротником вперед. Джульбарс мгновенно сообразил, что от него требуется, и в ходе тренировок лежал на кителе не двигаясь. И в день Великого Парада вслед за «коробкой» солдат у ноги каждого из них шла собака-миноискатель, «рубил строевым» командир 37-го отдельного батальона разминирования майор Александр Мазовер, неся Джульбарса с забинтованными лапами и гордо вскинутой мордой на кителе генералиссимуса...
Джульбарс был личной собакой старшего лейтенанта Дины Соломоновны Волкац, жены командира 37-го ОБР. Обученный своей хозяйкой всем видам служб, которые тогда только существовали, «Жулик», как его называла Дина, особенно владел искусством поиска мин.
А еще после войны Джульбарс снялся в фильме «Белый Клык».

 

 

Холодный нос, горячее сердце

 

Кот Саймон (около 1947 — 28 ноября 1949) — корабельный кот с военного шлюпа «Аметист» Королевского флота Великобритании. В 1949 году, после ранения шрапнелью во время инцидента на реке Янцзы, он был награждён медалью Марии Дикин за поднятие морального духа во время инцидента и сохранение корабельных припасов от крыс.

Происхождение

В марте 1948 года 17-летний младший матрос Джордж Хикинботтом, член экипажа британского сторожевого корабля HMS «Amethyst», нашёл Саймона на верфях Гонконга. На тот момент Саймону был приблизительно один год, он был болен и сильно истощён. Хикинботтом тайно взял кота на борт корабля. Благодаря хорошему умению ловить и убивать крыс, которыми кишели нижние палубы, Саймон очень быстро заслужил доверие команды. Кот прославился своими проделками: он приносил убитых крыс морякам в койки, частенько устраивался на ночлег в капитанской фуражке. Команда считала Саймона талисманом корабля.

В конце 1948 года Ян Гриффитс, бывший капитан корабля, передал кота своему преемнику Бернарду Скиннеру, которому дружелюбный кот сразу понравился. Первым заданием Скиннера на борту «Аметиста» было пройти вверх по реке Янцзы в Нанкин на смену патрульному кораблю HMS «Consort». На полпути вверх по реке батареи китайских коммунистов открыли огонь по сторожевому кораблю (это событие историки позже назовут «инцидентом на реке Янцзы»). Один из первых залпов пробил каюту капитана насквозь, убив Скиннера и серьёзно ранив Саймона.

Выздоровление

Тяжело раненый кот выполз на палубу. Моряки увидели его и срочно доставили в корабельный лазарет. В лазарете выжившие после обстрела медики оказали ему первую помощь. Саймон был покрыт ожогами и ранами от шрапнели. Ожоги обработали, а из тела извлекли четыре шрапнельных пули. Мало кто думал, что он сможет протянуть хотя бы до утра. Однако, кот выжил, и даже вернулся к своим обязанностям, хотя новый капитан «Аметиста» не очень любил Саймона. Когда корабль причалил к берегу реки, на борт ринулись полчища крыс. Саймон энергично взялся за работу по их уничтожению. Он наведывался и в корабельный лазарет. При виде кота даже совсем молодые матросы понимали, что ранение — не повод падать духом.

Известность к Саймону пришла сразу после возвращения корабля с реки. О нём писали в новостях не только в Британии, но и по всему миру. Он был награждён медалью Марии Дикин («Крестом Виктории для животных»); медалью Синего креста, медалью за поход «Аметиста», и даже получил необычное звание «Кот — отличник морской службы». Саймону приходило так много писем, что офицера «Аметиста», которому было поручено отвечать на эти письма, пришлось освободить от всех прочих обязанностей. Саймона принимали с почётом в каждом порту, в котором «Аметист» останавливался по дороге домой, но особо радушный приём ему устроили в ноябре, когда корабль вернулся в Плимут. Однако, как и всех животных, ввозимых в Великобританию, Саймона отправили в карантин, и он пробыл некоторое время в приюте для животных в графстве Суррей.

Смерть

В приюте Саймон подхватил вирусную инфекцию. Ранения обострили течение инфекции, и, несмотря на заботу ветеринаров и тысяч поклонников, Саймон скончался 28 ноября 1949 года. Сотни людей, включая всю команду корабля Его Величества «Аметист», присутствовали на похоронах Саймона в Илфорде, в восточном Лондоне.

На его надгробном камне высечена надпись:
В ПАМЯТЬ О «САЙМОНЕ» СЛУЖИВШЕМ НА КОРАБЛЕ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА «АМЕТИСТ» С МАЯ 1948 ПО СЕНТЯБРЬ 1949, НАГРАЖДЁННОМ МЕДАЛЬЮ МАРИИ ДИКИН В АВГУСТЕ 1949, УМЕРШЕМ 28 НОЯБРЯ 1949. ВО ВРЕМЯ ИНЦИДЕНТА НА РЕКЕ ЯНЦЗЫ ОН ДЕРЖАЛСЯ НА ВЫСОТЕ

 

Холодный нос, горячее сердце

 

Кошка Фэйт из лондонской церкви Святого Августина и Святой Веры первой из кошек была удостоена медали Марии Дикин. Эта почетная награда равнозначна высшей военной награде в Англии — Кресту Ордена Виктории. 9-го сентября 1940 года Фэйт спасла себя и своего котенка от бомб, укрывшись с ним в подвале за три дня до немецкого налёта. Дом обрушился и сгорел, но бесстрашная кошка оставалась рядом со своим котенком. Ее спасли рано утром, когда развалины еще догорали. Медаль с надписью «За непоколебимую храбрость» Фэйт вручила лично Мария Дики. Лишь несколько лет спустя этой награды удостоился кот Саймон, который служил на военном корабле «Аметист».

Холодный нос, горячее сердце


Серый полосатый кот Киддо был единственным в мире котом, который вместе с людьми пытался пересечь Атлантический океан на дирижабле. Киддо был домашним любимцем штурмана дирижабля «Америка» Мерри Саймона. В начале XX века «Америка» уступала по размерам только знаменитым воздушным судам «Граф Цеппелин». В 1910 году американский журналист и исследователь Уолтер Уэллман вместе с пятью товарищами попытался пересечь Атлантический океан на воздушном судне. Вместе с хозяином на борту дирижабля оказался и кот Киддо. «Америке» было не суждено достичь цели путешествия. У дирижабля отказали двигатели и ветер стал носить его над неспокойным океаном. К счастью, и для людей и для кота все закончилось хорошо: экипаж затопил дирижабль и перебрался на борт подоспевшего спасательного судна. Несмотря на неудачу, воздухоплаватели стали героями. Дирижабль «Америка» установил рекорд непрерывного полета для того времени. В Нью-Йорке экипаж ожидал пышный прием. Киддо стал знаменитостью. Некоторое время кота показывали публике в позолоченной клетке в витрине знаменитого универмага «Джимбел».

Холодный нос, горячее сердце

 

Колли Дик обнаружил 12 тыс. мин, принимал участие в разминировании Ленинграда, Сталинграда, Лисичанска и Праги. Он помог разминировать несколько штабов (в т.ч. и штаб маршала Говорова), спас в Павловске дворец, за час до взрыва обнаружив заложенную в фундаменте 2500-килограммовую бомбу с часовым механизмом. После войны Дик благополучно вернулся к своей хозяйке и выставлялся на первой после войны выставке в Ленинграде. Несмотря на то, что Дик был трижды ранен, он дожил до глубокой старости и похоронен с воинскими почестями.

Холодный нос, горячее сердце


Вестовой Шарик
Многие из вас помнят многосерийный польский фильм «Четыре танкиста и собака», в котором показан эпизод, как собаку по кличке Шарик использовали для донесения важного военного сообщения. Оно было прикреплено к ошейнику и доставлено командованию. Именно таким образом использовались специально обученные военные собаки, которые могли действовать быстро и скрытно, чаще под покровом темноты. Собака очень хорошо видит ночью и может успешно справиться с заданием, от которого порой могла зависеть судьба целого сражения. Секретное донесение будет доставлено по назначению.
Из донесения штаба Ленинградского фронта: «6 собак связи… заменили 10 человек посыльных (вестовых), причем доставка донесений ускорилась в 3-4 раза».
Об уникальном случае рассказал вожатый связист Николай Больгинов: «Это было под Никополем в феврале 1944 года. Вместе с собакой Рексом я находился при стрелковом батальоне. Дошли до берега Днепра и благополучно переправились. В это же время через реку была протянута кабельная связь от комполка до комбата, но минут через десять связь прервалась. А фашисты пошли в контратаку. Пришлось Рексу доставлять донесение. Но я опасался — таких широких рек да еще в такую холодную погоду ему раньше переплывать не приходилось.
Рекс смело бросился в ледяную воду и поплыл на наш берег. Сильное течение и ветер далеко отнесли пса. Но боевое донесение было доставлено. В тот день Рекс трижды(!) переплывал Днепр под ураганным артиллерийским и пулеметным огнем, доставляя важные документы».
К слову, в период затишья между боями, на связных собак надевали специальные вьюки и они доставляли на передовую письма и газеты. Случалось, что собакам доверяли доставку орденов и медалей в подразделения, куда невозможно было пробраться из-за сплошного обстрела.

Холодный нос, горячее сердце


Герой военных лет — розыскная овчарка Султан.

 

900 дней блокады Ленинграда пес Султан служил в угрозыске

Особое возмущение горожан вызывала та категория квартирных воров, которая могла возникнуть только в особых условиях блокадного Ленинграда. Речь идет о работниках коммунальных служб. Они внесли в оборону города неоценимый, а главное практически не изученный вклад, сохранив тысячи человеческих жизней. Но в семье не без урода. Некто Антонников, управдом дома № 23 по улице Войтика, зимой 1942 года обворовал практически все вверенные ему квартиры.
Таким же бессовестным человеком оказался и управдом Прокофьев. Он прописал сам себя в отдельную квартиру, набил ее дорогими сервизами, коврами, изделиями из хрусталя. Заодно прикарманил большую сумму денег, которую жильцы собрали в фонд обороны родного города.
Пожалуй, самым шумным делом коммунальных работников стал арест группы дворников, обслуживавших дома командного состава Балтийского флота. Трое суток сотрудники угрозыска и служебно-розыскная собака по кличке Султан терпеливо сидели в засаде. Квартирных воров взяли с поличным. Они оказались дворниками, обслуживающими эти дома.
Про Султана стоит сказать особо. Это, скорее всего, единственная собака, пережившая все 900 дней блокады. Ее проводник, Петр Серапионович Бушмин, считался дрессировщиком от Бога. Неслучайно на счету «четвероногого Шерлока Холмса» было более 1200 задержанных преступников, а стоимость возвращенных вещей составила более 2 милллионов рублей.
Когда Султан ослабел во время блокады настолько, что не смог больше работать, Бушмин рассказал об этом товарищам, и они в течение недели (!) отдавали свой ужин изголодавшейся собаке. За спасение жизни лучшей овчарки руководство уголовного розыска объявило проводникам благодарность и наградило их почетными грамотами. Султан и его «коллега» Дуглас за время блокады проработали 1987 следов скрывшихся уголовных преступников, задержали 681 вора и грабителя.
В первые месяцы Великой Отечественной войны 82 служебные собаки были направлены в армию для выполнения боевых заданий. В уголовном розыске блокадного Ленинграда собаки работали почти ежедневно, под обстрелами и бомбежками, в лютый мороз, голодные.
Уже после войны дважды раненный преступниками Султан стал плохо видеть. Были предложения его усыпить. Но начальник ленинградской милиции И. В. Соловьев приказал оставить его на довольствии до естественной смерти. Похоронен Султан в питомнике. Его чучело вместе с фотографией хозяина П. Бушмина было помещено в Музей истории Краснознаменной ленинградской милиции.

Из книги "Уголовный розыск. Петроград — Ленинград — Петербург", СПб.: АСТ, Астрель-СПб, 2008

 

Холодный нос, горячее сердце

 

Холодный нос, горячее сердце

 

Холодный нос, горячее сердце

 

Эта единственная за всю историю мировых войн и конфликтов битва людей и собак, произошла в Украине, в самом ее центре, а дело было так…

Шел третий месяц войны, точнее, он только начался, когда в конце июля произошли события, впервые изменившие ход Великой Отечественной, или весь ход «Восточной компании», как называли войну в ставке Гитлера. Немногим известно, что по его же приказу, к 3 августа должен был пасть Киев, а на 8-е число на «парад победы» в столицу Украины собирался приехать сам Гитлер, да не один, а с вождем Италии Муссолини и диктатором Словакии Тиссо. В «лоб» взять Киев не удалось, и поступил приказ, обойти его с юга… Так в людской молве появилось страшное слово «Зеленая Брама», местность, не указанная ни на одних картах великих сражений Великой Войны.

Этот лесисто-холмистый массив на правобережье реки Синюха, возле сел Подвысокое в Новоархангельском районе Кировоградщины и Легезино Тальновского района Черкащины лишь сегодня известно, как одно из самых трагических событий первых месяцев Великой Отечественной войны. Да и то, благодаря тому, что участником ожесточенных боев в ходе Уманской оборонительной операции был известный поэт-песенник Евгений Аронович Долматовский. С выходом в 1985-м его книги «Зеленая Брама» (полного формата) тайна «Зеленой Брамы» была раскрыта… В этих местах попали в окружение и были практически полностью уничтожены отходящие от западной границы 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта генералов Музыченко и Понеделина. К началу августа они насчитывали 130 тысяч человек, из Брамы к своим вышло 11 тысячам солдат и офицеров, главным образом из тыловых частей. Остальные — либо попали в плен, либо навсегда остались в урочище Зеленая Брама...

В отдельном батальоне пограничного отряда охраны тыла Юго-Западного фронта, который был создан на базе Отдельной Коломийской пограничной комендатуры и одноименного пограничного отряда, с тяжелыми боями отступающего от границы, находились служебные собаки. Они вместе с бойцами пограничного отряда стойко переносили все тяготы сурового времени. Командир батальона, он же замначальника штаба Коломийского погранотряда майор Лопатин (по другим данным, сводным отрядом командовал майор Филиппов), несмотря на крайне плохие условия содержания, отсутствие надлежащего корма и на предложения командования отпустить собак, этого не сделал. У села Легедзино батальон, прикрывая отход штабных частей командования Уманской армейской группировки, 30 июля принял свой последний бой... Силы были слишком не равными: против полтысячи пограничников полк фашистов. И в критический момент, когда немцы пошли в очередную атаку, майор Лопатин дал приказ послать в рукопашный бой с фашистами пограничников и служебных собак. Это был последний резерв. Зрелище было страшное: 150 (данные различные – от 115 до 150 пограничных псов, в т.ч. и из Львовской пограншколы служебного собаководства) обученных, полуголодных овчарок, против поливающих их автоматным огнем фашистов. Овчарки впивались фашистам в глотки даже в предсмертных судорогах. Противник, искусанный в прямом смысле и порубанный штыками, отступил, но на подмогу подошли танки. Искусанные немецкие пехотинцы, с рваными ранами, с воплями ужаса, вспрыгивали на броню танков и расстреливали бедных псов. В этом бою погибли все 500 пограничников, ни один из них не сдался в плен. А уцелевшие собаки, по словам очевидцев – жителей села Легедзино, до конца остались преданными своим проводникам. Каждая из уцелевших в той мясорубке, улеглась возле своего хозяина и никого не подпускала к нему. Немецкие звери, пристреливали каждую овчарку, а те из них, кого не подстрелили немцы, отказывались от пищи и умерли от голода на поле…

Даже сельским «Сиркам» досталось – немцы расстреливали крупных собак селян, даже тех, кто был на привязи. Лишь одна овчарка смогла доползти до хаты и со слезами в глазах упала у двери. Преданного четвероногого друга приютили, выходили, а по ошейнику на ней селяне узнали, что это были пограничные псы не только Коломийской погранкомендатуры, но и специальной школы служебного собаководства капитана М.Е. Козлова.

После того боя, когда немцы собрали своих погибших, по воспоминаниям жителей села (к сожалению уже мало оставшихся на этом свете) было разрешено похоронить советских пограничников. Всех, кого нашли, собрали в центре поля и похоронили, вместе со своими верными четвероногими помощниками, а тайну захоронения спрятали на долгие года… Исследователь того памятного боя Александр Фука говорит, что память о героизме пограничников и их помощников среди жителей села была настолько велика, что, несмотря на присутствие немецкой оккупационной администрации и отряда полицаев, пол села мальчишек с гордостью носили зеленые фуражки погибших… А хоронившие пограничников местные жители, прячась от фашистов, выдирали из красноармейских книжек и офицерских удостоверений фотографии погибших, чтобы потом отправить их для опознания (хранить такие документы было смертельной опасностью, поэтому установить фамилии героев не удалось).
А на окраине села, там, где и проходил единственный в мире рукопашный бой людей и собак с фашистами, 9 мая 2003-го на добровольные пожертвования ветеранов Великой Отечественной, пограничных войск и кинологов Украины был установлен единственный в мире памятник человеку с ружьем и его верному другу – собаке.

Холодный нос, горячее сердце

 

В начале 1925 года дифтерия, страшная болезнь, поражающая детей, разгорелась в поселении Ном. Необходима была вакцина, притом всем прилегавшим больницам. Связавшись по телеграфу со всеми близлежащими городами, выяснилось, что немного вакцины осталось в городе Анкоридж (Anchorage), который лежал за тысячу миль от поселения.

Холодный нос, горячее сердце

 

Снарядив команду, упряжки отправились навстречу ледяному ветру и снегу. Многие сдались в процессе перехода. Это неудивительно, ведь было почти невозможно найти дорогу в снежном буране. Первым прибыл в Ненану Гунар Кассен (Gunnar Kassen), чью упряжку лаек вел Балто. Однако на обратном пути Гунар был парализован обморожением и не мог продолжать руководить командой.

И вот, когда Гунар Кассен потерял всякую надежду спасти детей Нома, Балто, который помнил дорогу, начал сам вести упряжку, он повел команду обратно в город, не сбавляя скорость до благополучного прибытия в Ном. По прибытии собаки были так измотаны, что у них не осталось сил даже на лай, но зато вакцина была доставлена больным.

Последние годы своей жизни Балто провел в зоопарке Кливленда, штат Огайо (штат) и умер в 1933 году.

После смерти чучело Балто было выставлено в музее Кливленда, чёрная окраска сменилась коричневой. Чучело Балто так и осталось стоять в одном из холодных подвалов музея.

Холодный нос, горячее сердце


Обновлен 10 июл 2012. Создан 06 июл 2012



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником